tabi_li (tabi_li) wrote in prizma_group,
tabi_li
tabi_li
prizma_group

Часть 1. Стенограмма эфира Царьград ТВ "Бизнес на доверии. Продолжение"


Сокращения
Ведущая – В.
Сталина Гуревич – С.Г.
Ольга Савельева – О.С.
Елизавета Курбанова - Е.К.

В. Здравствуйте, меня зовут Олеся Лосева. Сегодня на телеканале «Царьград» ‒ необычный формат. Мы всегда призываем людей, не согласных с тем, что прозвучало в их адрес в нашем эфире, прийти и озвучить свою точку зрения, подкрепляя слова доказательствами. Мы готовы предоставить для этого свою площадку и свой эфир. Ольга Савельева и Сталина Гуревич сегодня в этой студии, чтобы расставить все точки над i. Для начала коротко о том, кто и зачем сегодня пришёл объясниться.
Очередной выпуск программы «Что не так» на телеканале «Царьград» о том, как мошенники зарабатывают деньги на лечение детей, вызвал широкий общественный резонанс. Присутствовавшая в студии адвокат Сталина Гуревич озвучила свой чёрный список блогеров, спекулирующих на теме больных детей. В числе прочих прозвучало имя Ольги Савельевой, развернувшей в просторах интернета бурную деятельность по сбору средств для разных людей и по разным поводам.
Сразу же после выхода программы блогер Ольга Савельева разместила оправдательный и полный возмущения пост на своих страницах в социальных сетях. В нём она попыталась объяснить своим подписчикам, почему именно она стала объектом обсуждения. Ольга Савельева настойчиво попросила «Царьград» предоставить ей возможность ответить на вызов Сталины Гуревич.
Итак, блогер Ольга Савельева. Приветствуем вас в нашей студии, спасибо что пришли.



О.С. Здравствуйте.
В.   Адвокат Сталина Гуревич, приветствуем вас, спасибо за ваше присутствие в нашей студии сегодня.
С.Г. (кивает)
В. Итак, чтобы не превращать эту встречу в балаган, значит, чётко будем следовать по установленным нами правилам, они у нас просты. Первое – это не оскорблять друг друга, второе – чётко следовать отведённому времени, и третье – формулировать свои мысли и предоставлять доказательства. Итак, Ольга, начнём с вас. У вас минута на то, чтобы рассказать, почему вы хотели сегодня прийти в нашу студию и что вы хотите сказать зрителям.
О.С. Спасибо большое за предоставленную возможность, я её правда ценю. Моя задача сейчас – ни в коем случае не обращаться к Сталине или к кому-то, кто считает меня мошенницей. Моя задача – рассказать аудитории, на которую, собственно, была передача неделю назад, на которой рассказали, что я человек, который занимается токсичными сборами, рассказать мою правду. Я семь лет в сети.
Семь лет я блогер и четыре года я социальный блогер. Социальный блогер – это человек, который пишет рассказы о людях, которые находятся в сложной жизненной ситуации. А так как у меня большая аудитория, люди, которые читают эти рассказы о других людях, у них возникает желание помочь тому, кто попал в беду. За четыре года, которые я нахожусь в сети и занимаюсь благотворительностью, я очень чётко для себя сформулировала, почему одни люди помогают другим людям, и есть всего три причины, почему они это делают. Первая – они платят Богу за возможность не быть на месте того, кто находится вот в такой страшной ситуации (ну, например, у него умирает ребёнок или он сам, у него какой-то диагноз). Второе…
В. Минута. Мне подсказывают, минута закончилась, не сработал у нас наш таймер, к сожалению, да я попрошу щас с этим разобраться. Работаем мы в прямом эфире, поэтому можете принимать участие, оставлять свои комментарии, задавать вопросы. Сталина, ваша минута пошла, я прошу чётко следить за временем аппаратную.
С.Г. Ну, собственно говоря, у нас всё просто. Я высказала своё мнение, чёткое мнение. Госпожа Савельева в очередной раз, и опять же сегодня здесь же только что в эфире сказала неправду. Никто мошенницей Савельеву не называл. Я сказала о том, что в моём чёрном списке находится Ольга Савельева, которая публикует различные сборы на детей, при этом на вопросы о отчётах Ольга Савельева блокирует людей, которые задают эти вопросы. А людей, которые эти вопросы задают в других местах, и возмущаются реакцией госпожи Савельевой, её преданные поклонники предают травле. Именно поэтому, на мой взгляд, деятельность Ольги Савельевой весьма, ну, скажем так, сомнительна. Это моё мнение, и ещё раз, клеветы в моих словах нет и мошенницей никто не называл.
О.С. Моя минута?
В. Нет, минута закончилась. Благодарю вас за то, что вы соблюдаете наш регламент. Теперь давайте перейдём к такому раунду под названием «Вопросы».
О.С. Подождите, смотрите, на той программе было две минуты, где две минуты Сталина выражала своё мнение. Вы не считаете, что будет честным, если у меня будет не минута, а хотя бы две, чтобы у нас было равное количество времени?
В. У нас будет ещё время, Ольга, у нас будет время, не переживайте.
О.С. (перебивает ведущую) Нет, я хочу переживать, потому что…
В. Не переживайте, я вас прошу, не переживайте, у нас нет предвзятого к кому-либо, кто присутствует в нашей студии.
О.С. (перебивает ведущую) Ну это щас становится очевидным в эфире, что нет, вы слушайте…
В. Нет, вы абсолютно не правы.
О.С. Хорошо.
В. Вот мы начинаем, сейчас у нас раунд «Вопросы». Каждая из вас может задать три вопроса друг другу. Ольга, начинаем с вас. Значит, давайте так договоримся сразу, что на вопрос сам, на формулировку даётся не более одной минуты, на ответ – две минуты. Аппаратная за временем следит. Пожалуйста.
О.С. Значит, я должна задать вопрос Сталине?
В. Сталине.
О.С. Отлично.  Сталина, скажите пожалуйста, нашли ли вы хотя бы одного героя моих публикаций, и нашли ли вы доказательства того, что я нахожусь с ним в сговоре и собирала деньги за процент от сбора?
В. Меньше минуты, кстати говоря, потребовалось.
С.Г.  Ещё раз, госпожа Савельева, я попрошу не передёргивать и мои слова не искажать. Я не говорила никогда о том, что вы находитесь в сговоре, я говорила о том, что вы не предоставляете отчёты. Доказательств, того, что вы врёте в своих постах, прося деньги у людей, у меня более чем достаточно, я их озвучу.
В. Меньше двух минут. Хотите, есть ещё время, можете возразить, пожалуйста.
О.С. Ну учти пожалуйста… Подождите, давайте так, вы, когда были предыдущие две минуты, вы сказали гениальную фразу: «У меня нет никаких доказательств», а дальше вы продолжили на фоне моего лица и подписи «Мошенники в сетях». Вы вещали о том, какими токсичными сборами, и вообще передача была о токсичных сборах, занимаюсь я. Я бы хотела, чтобы это, ваши слова бы были признаны с вашей стороны клеветой либо были приведены какие-то доказательства о том, что… хотя бы одного человека за все эти годы найдите, с кем, может быть, какая-то переписка была, где я предлагала какой-то процент за сбор или что-то ещё. Очень бы хотелось, чтобы вы не показывали свою профессиональную некомпетентность или личную предвзятость, я не знаю, что именно здесь у вас, с вашей стороны в мой адрес.  Предъявите пожалуйста доказательства.
С.Г.  Значит, ещё раз. Токсичный сбор – это сбор, который направлен непосредственно на сбор денег без каких-либо доказательств, а текст содержит… не содержит никаких фактов, кроме выжимания слезы из читателей. Это то, чем вы занимаетесь. Вы хотите доказательств? Пожалуйста. Недавно вы опубликовали пост о сборе на учеников для прохождения тропы «Витязь».
В. Сталина, это вопрос?
С.Г.  Ну, у меня попросили доказательства, я могу, да, сначала рассказать эту историю, потом задавать вопросы.
В. Давайте, но время очень мало, пожалуста.
С.Г. Да. Вы опубликовали эту историю. В этой истории вы сказали, что ученики, значит, пятнадцать мальчиков, выиграли конкурс, который в течение года был объявлен, и нужно собрать по три тысячи на форму для пятнадцати человек. Может быть, вы не знаете, Ольга, но я состою в Общественном совете при Уполномоченном по правам ребёнка, курирую как раз вопросы вот этих вот учреждений, и мне не составило труда проверить информацию, которую вы разместили. Информация о конкурсе, которую вы разместили, – это ложь. Информация о пятнадцати мальчиках – это ложь. И отчёты, которые были потом представлены, – это ложь. И я вам сейчас задам эти вопросы.
В. Ну это вот уже, получается, вопросы. Я так понимаю, время, Сталина, закончилось.
С.Г.  Это был ответ.
В. Это была преамбула, вопрос, в общем-то, вытекает сам. Да, преамбула. Пожалуйста.
О.С. Прежде, чем отвечать на этот вопрос, я хочу сказать, что я абсолютно не согласна с вашей формулировкой токсичной благотворительности.
С.Г.  Это ваше право.
О.С. Да, просто основная претензия – что нет у нас… нет отчётов. То есть я собрала деньги на кого-то и рассказала о ком-то, а отчётов нет. Я отвечу, очень прекрасно и очень легко отобью этот ваш бадминтон. Дело в том, что у меня семьдесят тысяч подписчиков, и все эти люди помогают тем, о ком я пишу. И ни один из этих семидесяти не делает это ради отчётов. Отчёт мы можем дать в любой момент, просто нам никогда было не надо, люди помогали только потому, что им важно помочь.
Если бы хоть кто-то когда-то спросил и сказал: ребят, я дал пятьсот рублей, а где отчёт? И люди сразу бы выложили. Из них большинство так и делали.  Потому что, собрав деньги, они сразу выкладывали. Им хотелось таким образом показать, что смотрите, вы собирали на реабилитацию, вот фотография реабилитации.  Если нужны какие-то банковские выписки – пожалуйста. Никто никогда не просил.
У нас немножко другая благотворительность, мы делаем её ради результата, поэтому токсичная благотворительность для меня, в моём понимании, – нечто другое. Это когда, например, один и тот же человек собирает несколько раз, ну постоянно точнее, собирает на… открывает сборы и сам пытается заработать, вообще никак не пытается решить свои проблемы. Токсичная благотворительность – это когда ещё не успев попасть в беду, а у меня полно таких писем, когда люди пишут: здравствуйте, знаете, у меня, там, у мужа обследование проходит, давайте соберём полмиллиончика, я чувствую, что-то не так. Ничего ещё не случилось, человек уже просит деньги, потому что ему кажется, что собрать деньги в соцсетях – это очень просто. А люди, которые помогают, им просто нечего делать, как перечислить эти деньги. Это ездить в детские дома и возить туда подарки, развращая детей ощущением, что вседозволенности, понимаете.
В. Вы проверяете, вот как, это обращается?
О.С. Вы понимаете, это были мои личные ошибки изначально, я сама ездила в детские дома, мне казалось, это правильно. Приехать, задарить детей подарками, мы же такие хорошие, волонтёры. А шла к пониманию я, что дети, например, в детских домах нуждаются больше всего в дефиците внимания и нормального здорового общения, а не подарки, которые они… Они не понимают ценности того, что им дарят. У них обесценивать, им кажется, ну дари мне, дари мне больше.
В. Ольга, вопрос был про конкурс.
О.С. Да, вопрос был про конкурс. Значит, очень...
С.Г. Вопрос был про ложь в посте.
О.С. Да, значит, смотрите. Отвечаю на вопрос про СУВУ, я правильно понимаю? Я просто очень много пишу постов. Про СУВУ тульское, отлично. Взяли самое... Это было СУВУ для детей с девиантным поведением. Чтобы понимать, что такое девиантное поведение. Это дети, которые когда когда-то совершили преступление...
В. Я даю вам дополнительно ещё минуту, чтобы вы ответили на этот вопрос.
О.С. Да. Я писала, то есть как, как можно... потом детей же не посадишь в тюрьму. Как СУВУ расшифровывается? Там, специальное учреждение... Ну как правильно? Ну, в общем, учреждение, где воспитывают этих детей. Это фактически такая же тюрьма, они никуда не выезжают. И было, как... Это был проект о том, что можно, там же в основном парни, вывезти на базу спецназа и на этой базе с настоящими мужиками чтобы дети побегали, понимаете? И, ну, посмотрели, как это происходит, пообщались и получили мужскую энергию.
С.Г. Вопрос не об этом.
О.С. Да, хорошо. И я объявила сбор... и я рассказала, что есть волонтёр, который  организовывает это, они боро...
С.Г. Нет.
О.С. Нет, это не было ни про какой конкурс, давайте вы не будете врать, найдите этот пост. Там было про то, что дети... поехали лучшие дети, они, например, им было дано задание, что будут выбраны лучшие, которые там, например, не ругались матом, там, э, что не курили... Я вот не помню, это был пост... я дословно-то не помню, но нужно было определённые условия. Там, хорошо учиться, не ругаться матом, например, что-нибудь совершить. Это, и выбрали потом лучших детей. И вот их вывезли. Причём были все фотки, довольные дети, счастливые все там знаешь. Пошли, вы что, пошли там считать количество...
В. Время закончилось, время закончилось.
О.С. Ну подождите!
В. Нет-нет, у нас строго по правилам, Оль.
О.С. Ну извините, я изначально ничего не ответила, я тогда в следующем вопросе буду отвечать на этот, потому что...
В. Я изначально предупредила о правилах, надо тогда чётко формулировать, да, вот, формулировать.
О.С. Ну хорошо, давайте вопрос.
В. Задавайте свой вопрос Сталине.
О.С. Мой вопрос Сталине. Сталина, а вот вы ответили на мой первый вопрос? То есть, я правильно понимаю, ответ на мой первый вопрос относительно того, что я состою в сговоре с кем-то из своих героев, ваш ответ, что вы не нашли такого героя, потому что не нашли доказательств этому. Я правильно понимаю?
С.Г.  Мой ответ на ваш вопрос - в том, что я никогда не говорила, что вы состоите в сговоре с вашими героями. Я говорила о том, что вы публикуете лживые неподтверждённые посты  и даже не стесняетесь того, что вы врёте ради красного словца в своих постах.
О.С. Сейчас вы подтверждаете эти слова, что мои посты лживы?
С.Г. Я говорю о том, что ваших постах вы размещаете не соответствующую действительности информацию.
О.С. Вы получили подтверждение, что вот это СУВУ...
С.Г. Безусловно.
О.С. То есть вы сейчас написали... Подождите, щас пришло письмо в это СУВУ, мне вчера рассказали...
С.Г. Так?
О.С. Пришло письмо, что типа, предоставьте информацию. Информацию вам предоставят в полном объёме. Вы посчитали там количество кваса и окрошки, купленных для детей.
С.Г. Нет.
О.С. И стали спрашивать, почему купили квас, а не окрошку, это какой-то уровень...
В. Отвечает Сталина.
С.Г. Прекрасно, я очень рада, что мне задали этот вопрос. Мы посчитали не квас и окрошку. На просьбу публиковать отчёт нам предоставили чек-бланк БСО по форме от некой ИП Толмачёвой. Мы связались с Толмачёвой, Толмачёва сказала, что она никаких чеков, никакую форму не продавала. Это первое. Второе. Из СУВУ было вывезено 9 человек детей и двое взрослых, а не 15, по три тысячи рублей которым вы собирали. Третье. Ваша подруга опубликовала объявление, о том что она на это сбор приглашает детей со взносом в 600 рублей за форму. Так сколько стоила форма - 600 рублей или три тысячи? И на скольких детей вы собрали? Или вы считаете, что вы можете отвезти детей и вы молодцы? А то, что вы немножко заработали сверху этого, так это отчёт такой?
О.С. Докажете, докажете? Я могу отвечать? Уже закончился вопрос?
С.Г. Я ещё раз говорю, вы потратили на людей, вы вывезли 9 детей и 2 взрослых из СУВУ.
О.С. Я не вывозила, я писала пост.
С.Г. Вы сказали, что вы гарантируете своим именем отчёты и правду того, что там написано.
О.С. Я не вывозила.
С.Г. В посте написана ложь. И есть документы, подтверждающие, что отчёт ложный, фальшивый и полностью сфальсифицированный.
О.С. Могу отвечать?
В. Закончилось время, Сталина, если вам понадобится дополнительно ещё минута, дайте об этом знать, потому что у нам всё по-честному, Ольга дополнительную минуту брала. Как только понадобится, вы, пожалуйста, дайте знать.
С.Г. Хорошо.
В. Пожалуйста.
О.С. Это был вопр... Я могу отвечать?
С.Г. Так нет, это я отвечала сейчас на ваш вопрос.
В. Отвечала Сталина. Да, отвечала Сталина.
О.С. Ну хорошо, я тогда вместо вопроса хочу прокомментировать вопрос Сталины...
В. А теперь вопрос Сталины, по очереди.
О.С. А давайте мы будем... давайте заканчивать, пожалуйста, ну правда, получается, я вот щас ощущаю предвзятость.
В. Просто время, просто время, существует эфир, он не резиновый, понимаете.
О.С. Прекрасно.
В. Эфир не резиновый, мы идем в прямом эфире.
О.С. Так, может быть, это не значит, что можно оборвать на полфразе, але, стучитесь...
В. Не будем превращать это в балаган, я попросила изначально следовать строго отведённым правилам, которые у нас существуют. Я изначально их озвучила. Поэтому давайте мы будем стараться их...
О.С. Хорошо, теперь моя минута?
В. Нет, теперь задаёт вопрос Сталина и ваше время 2 минуты отвечать.
С.Г. Да. Только что вы сказали, что вы считаете токсичной благотворительностью, когда собирают люди, которые не желают сами работать, которые хотят жить за чей-то счёт. А давайте я вам напомню ваш пост про мальчика-блогера Максима с ДЦП, про которого вы писали, что он не имеет родителей, что он один на свете, что он несчастный, что ему нужно учиться, он бедный, давайте мы соберём ему денег. А мальчик Максим гастролирует по всему интернету и пишет посты, о том что "я выжал весь свой ресурс своих подписчиков и мне нужен блогер, который ещё мне принесёт подписчиков, чтобы я"...
О.С. Покажете пост?
В. Сталина, ваш вопрос.
С.Г. Вопрос - как вы его проверяли, скажите пожалуйста? Ни сироту, как он потом сам сказал, и ваш пост...
В. Всё, Сталина, время закончилось, пожалуйста, Ольга.
О.С. Этот пост я помню. С этим Максимом мы встречались. Я встречалась с человеком, у которого диагноз ДЦП. Это очень видно по человеку, ДЦП, он разный бывает, и вот по Максиму было очень видно. Он с трудом говорил, у него замедлённая речь, у него, э, ну, руки и ноги не так как у нас, да, он владеет, значит, ему сложно работать относительно. Сложно работать в том плане ему сложнее чем любому другому человеку. На момент, когда мы встречались, он сказал: я живу здесь один, у меня сложные отношения с родителями. И когда я писала пост о нём, я  так и написала, что, ребята, он один. Я не имела в виду, что он сирота, я не имела в виду, что у него никого нет. Он себя так обозначил, что я сирота, у меня нет, потому что родители, которые у него есть, ну, они там тянут с него деньги. И периодически я знаю что его проверяли фонды, фонд Ройзмана ему помогал, там, он куда-то выезжал за границу. Я рассказала про этого человека и сказала: ребята, он сейчас учится в Москве, если кто-то может ему помочь, давайте помогать. Люди его теперь зовут в гости, он там к ним ездил, насколько я знаю, в гости приежал. Почему я убрала тот пост.  Это был один из... Я за всю историю своего существования в сети практически по хэштегу "армия волшебников" никогда не удаляла ни одного поста. Удалила я его, потому что его загнобили. Приходили люди и говорили: ну и что, что ты ДЦПшник, ну и что, что ты... ты даже поехал за границу, какие тебе деньги, иди работай. И в итоге, вместо того, чтобы помочь, получилось, что его просто троллили и ну, я не знаю, это останется на совести тех людей, которые этим занимались. В какой-то момент я приняла решение, я просто вижу, что... скорей всего... а, это было как раз после очередной какой-то хейтерской атаки, когда любой пост, даже там про ромашки напиши, вызывал негатив.
В. Всё, время закончилось.
О.С. Этот пост я...
В. Я сейчас, я сейчас напомню, что мы работаем в прямом эфире, у вас пока есть время на то, чтобы сформулировать вопрос к Сталине. Работаем мы в прямом эфире. Вчера в социальных сетях мы разместили пост, где предложили нашим зрителям присоединиться к обсуждению, нашлись сторонники каждой из наших присутствующих дам сегодня в студии и надеюсь, что у нас будут сейчас комментарии, они уже идут, и свяжемся мы по Скайпу со сторонниками и Сталины, и Ольги. Оля, ваш вопрос сейчас к Сталине.
О.С. Мой вопрос Сталине.
В. Последний, да, в этом раунде.
О.С. Вообще я хочу, чтобы все люди сейчас, раз у нас прямой эфир, знали, что я не предупреждена была ни о вопросах, ни о прямом эфире. Мне сказали, что мне дадут время высказать свою позицию.
В. Оль, смотрите, по поводу прямого эфира я сразу... подождите! подумайте над вопросом. По поводу прямого эфира я сразу сделаю заявление о позиции телеканала "Царьград". Мы ничего  не собираемся вырезать, мы не хотели обвинений в свой адрес по поводу того, что мы в чём-то солгали, потому что мы уже их услышали, эти обвинения, и со стороны вашей "армии волшебников". Ну, мы на это реагируем совершенно спокойно, да, мы средство массовой информации, мы адекватно анализируем то, что происходит в сетевом пространстве в том числе. Поэтому мы вышли в прямой эфир, чтобы не было никакого подлога, чтобы потом никто не написал, что "Царьград" врёт, "Царьград" подделывает какие-то комментарии и так далее.
О.С. Я поняла.
В. Вопрос ваш.
О.С. Сталина, вы когда-нибудь организовывали какое-нибудь мероприятие для детей? Я объясню, чем обусловлен мой вопрос. Я как человек, который постоянно занимается организацией, например, я всю жизнь сталкиваюсь, моя любимая история про арбуз, когда я поехала в детский дом и купила арбузы, для детей, так вот люди, которые не скидывались на эти арбузы, потом пришли ко мне и спросили: а где чеки? А я имела неосторожность купить это рядом с машиной без чеков и таким образом обрела статус мошенницы тогда, ну, это было много лет назад. Это я к тому, что говорю, что когда, например, я щас не пытаюсь оправдывать ваши...
В. Вопрос.
О.С. Да, вы мне не даёте договорить, я вынуждена свой вопрос использовать вот так.
В. У нас время.
О.С. Мой вопрос, он и будет такой, когда вы сейчас таким образом... то есть вы щас сказали, что отчёт был о нашем СУВУ ложный. Когда мы вам докажем, что это будет не ложный, мне просто очень интересно, вот вы щас в такой форме отбираете у нас тот результат, который мы создали, мы скинулись на этих парней и подарили им праздник. Вы сейчас его обнулили. У меня вопрос, вы сама когда в последний раз организовывали подобное мероприятие и как вы считаете, это не токсичное ли поведение с вашей стороны - отбирать у людей мотивацию это делать? Вы отбираете сейчас мотивацию у людей, которые хоть что-то делают.
В. Вопрос понятен. Сталина?
С.Г. Мотивацию у людей деньги заработать на этом?
О.С. Мотивацию у людей подарить детям праздник, мы это сделали.
С.Г. А почему это не сделать бесплатно?
О.С. Отвечайте, окей, да.
С.Г. Я занимаюсь благотворительностью регулярно, только я не пиарюсь на этом. Я веду несколько фондов, в том числе детских, и помогаю им в том числе с организацией праздников и финансированием.
О.С. За свой счёт, видимо, это всё делаете?
С.Г. Да, представляете, я не собираю деньги на это.
О.С. А у нас нет такого счёта.
С.Г. Вы понимаете, проблема не в том, что вы организовали праздник, за это большое спасибо, а проблема в том. что вы положили деньги, которые якобы на это собрали, неизвестно куда.
О.С. Докажете, что неизвестно куда?
С.Г. Я ещё раз вам говорю...
О.С. Вы пришли вчера в личку...
С.Г. Вы дали заявление, объявление, что вы приглашаете за 600 рублей за форму, почему вы за три тысячи рублей форму собирали, скажите пожалуйста? Почему вы, собрав на 15 детей, не пригласили пятеро детей бесплатно тогда, объясните?
В. Сталина, это уже ваш вопрос, вам меньше двух минут потребовалось. Ну хорошо, давайте, пожалуйста.
О.С. Я отвечаю на этот вопрос. Я, конечно, не в курсе вот этой ситуации. Почему, потому что я написала... моя... я писатель, я написала тот пост. Я сейчас публично обещаю, что мы выйдем в эфир ровно с той девушкой-волонтёром, которая это всё организовала. Мы с ней организовываем постоянно праздники за свой счёт, как вы говорите. для приёмных семей. Она сама мама приёмного ребёнка. Мы с ней выйдем в эфир и расскажем...
С.Г.  Это не индульгенция.
О.С. И расскажем, и расскажем, Сталина, дайте я закончу, о том, куда и на что мы потратили деньги, почему  мы купили 2 шампуня и 5 квасов для окрошки детской. Мы всё это расскажем, причём мы расскажем это людям, которые скинулись и как раз и давали эти деньги, понимаете? Мы расскажем, на что мы их потратили, потому что вы сейчас, ну не лично вы, а кого вы там прислали...
С.Г. А почему чеки подделали, подскажете?
О.С. Вы вчера пришли... Потому что мы хотели удешевить, потому что пошли не в магазин, а пошли туда, где форма дешевле, чтобы можно было купить...
С.Г. А вы понимаете, что это уголовно наказуемое деяние - подделка документов?
О.С. Да никто не подделывал...
С.Г. Как не поддедывал?
О.С. Нам дали поддельные документы, мы это всё расскажем и покажем. Мы пошли искать место, где можно купить, насколько я щас понимаю, я не уполно... я про это ничего не знаю. Я знаю, что был, мы собрали деньги и был праздник. И были счастливые абсолютно дети. А то, что вы щас пытаетесь доказать, что мы где-то пытались сэкономить, нам дали какой-то поддельный чек, мы конечно разберёмся. выйдем в эфир и за каждую копейку, за каждый квас отчитаемся. И пусть на вашей совести останется то настроение людей, когда вы написали в фонды, что этот волонтёр... бесплатно постоянно своё время... она сделала это всё сама и одна. Вы щас взяли всё это и обнулили своими намёками на то, что она это делала из какого-то личного...
С.Г. Вы на вопрос не ответили.
О.С. В смысле не ответила? я сказала...
С.Г. Я задала простой вопрос: три тыщи рублей и шестьсот рублей форма.
О.С. Я не знаю, я не покупала эту форму, я сказала...
В. Ну Ольга ответила, она сказала, выясним всё.
О.С. Да, я сказала, что выйду в эфир, мы лично выйдем в эфир и всё это расскажем, потому что когда вы пришли вчера, ну не лично вы, я не знаю кто пришёл, я просто впервые об этом слышу... пришли в личку и сказали: где отчёты? Нам, у нас те люди, которые давали деньги, никогда не просили отчёты, люди занимаются благотворительностью совсем с другой мотивацией. Я не знаю человека сломанного, который думает: о, пятьсот рублей дал, скорей просить отчёт.
В. Ольга Савельева, блогер, Сталина Гуревич, адвокат, сегодня в нашей студии. Давайте мы теперь перейдём к сторонникам.  Значит, к нашему разговору по скайпу сейчас присоединяется Елизавета Курбанова. Елизавета, она у нас сейчас на видео. Елизавета, здравствуйте.
Е.К. Добрый день.
В. Вы на чьей вообще стороне, давайте поясним, потому что я не в курсе. И вот постарайтесь в крайне сжатые сроки рассказать свою ситуацию.
Е.К. Да, я расскажу. Во-первых, спасибо за возможность рассказать свою историю. Вообще, вот коротко постараюсь. Предыстория - это то, что я инвалид первой группы, с детства передвигаюсь, с детства на коляске, у меня редкое заболевание - спинально-мышечная атрофия. И, ну так я жила, да, жизнь, как-то справлялась, работала, училась, путешествовала. В 2016 году... это заболевание вообще как бы прогрессирующее, и в 2016 году у меня наступила неожиданно ухудшение, вот. И у меня был сколиоз очень сильный, я жила с этим сколиозом всю жизнь, но вот именно 2 года назад у меня наступило резкое ухудшение. И я стала... я решила делать операцию на позвоночнике, это бы остановило искривление и помогло бы мне сидеть. Это было очень тяжелое время, я постоянно была на обезболивающих, я писала в фонды, которые мне отказывали...
В. Елизавета, понятно, давайте вот поконкретнее пожалуйста. В чём вообще смысл вашего тогда участия в нашей программе? Ваша история.
Е.К. Фонды мне отказывали, поскольку я взрослая. Фондов для взрослых очень мало, я стала писать блогерам, я стала писать депутатам, которые помогли бы мне собрать деньги на операцию. Уже фонд "Предание" открыл для меня сбор, собрал все документы, проверил, но сбор шёл очень медленно, сумма была огромная, больше 2х миллионов рублей стоила операция вместе с имплантами. Я стала писать блогерам, и мне никто не отвечал, и депутаты, ну то есть никто...
В. Хорошо, давайте по поводу Ольги, да, вот вы писали блогерам, дальше что было?
Е.К. Я написала Ольге Савельевой, я была вообще с ней не знакома. Я как, была на неё подписана, даже никогда не комментировала. И Оля ответила мне в Фейсбуке, что не пишет про... она пишет только про тех, с кем знакома лично, то есть ей надо со мной познакомиться и проникнуться моей историей. Мы встретились с ней, я ей рассказала всё как есть про себя. На момент встречи с Олей у меня была вот такая спина, вот такое искривление, не знаю, видно вам или нет.
В. Елизавета, я просто хочу понять, вы вот сейчас в поддержку Оли, в поддержку Сталины? Каков сейчас посыл вашей речи?
Е.К. Я просто (неразборчиво) текст, я пишу про свой опыт, да, общения, про то, как мне помогла Оля...
В. То есть Оля вам помогла?
Е.К. Оля написала текст, да, и этот текст помог собрать мне деньги в фонде на на мои импланты. Был закрыт сбор на импланты и была сумма ещё добавлена на операцию. Другой фонд потом подключился.
В. Всё, понятно.
Е.К. И благодаря этому я теперь могу жить вообще, сидеть, работать, и вообще существовать. Это положительно...
В. Елизавета, хочется понять: больше вам помог фонд или больше помогла Ольга со своим постом?
Е.К. Они объединились и помогли мне. Фонд мог собирать полгода эту сумму, понимаете?
В. А Ольга дала толчок то есть этому, подтолкнула?
Е.К. Да, (неразборчиво) нужна была срочно, да.
В. Понятно, спасибо большое. Елизавета Курбанова из числа тех, кому помогла Ольга. Сталина, ну, видите, что всё-таки не только какие-то спекуляции, о которых вы говорили, происходят, но и реально добрые дела.
С.Г. Я говорю, что нету отчётов, может быть, это добрые, я не спорю с этим, добрая история, но опять же, вот возникает вопрос: сколько собрали, сколько потратили, где деньги, ну, на что потратили, где чеки, оставшая сумма была, не была, куда она делась.
В. А вы считаете, эти вопросы надо адресовать Ольге?
С.Г. Эти вопросы надо адресовать в том числе Ольге, потому что Ольга каждым своим постом гарантирует истинность истории, при этом не представляя никаких, ни одного документа в принципе вообще в обоснование сборов, понимаете? Я не говорю, что этих людей нет или что им не помогли. Я говорю о том, что нету ничего подтверждающего правдивость историй и расходуемой суммы. Ну например, нужно 500 тысяч рублей. Я условно говорю. Собрали миллион. 500 тысяч потратили на операцию. Куда потратили еще 500 тысяч, которые очень нужны другим нуждающимся, например? Ни одного отчёта.
В. Я поняла.
С.Г. Благотворительность, она... Это ответственность, это не эгоистичный бизнес, как говорила госпожа Савельева, а ответственность.
В. Я поняла, я поняла, у нас ещё есть один скайп...
О.С. А мне не надо комментировать?
В. А потом, а потом будете комментировать Ольга, не переживайте. Сейчас с нами на связь выходит Ульяна Меньшикова, и её история. Ульяна, здравствуйте. 


Часть 2 стенограммы здесь    


Tags: Ольга Савельева, Сталина Гуревич, Царьград ТВ, армия волшебников, попутчица, токсичная благотворительность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments